Рассказ “Возвращение”

С.М. Анхель

Возвращение

Возвращение. После побега тяжелее всего вернуться. Уже прошло много лет, а мне по-прежнему страшно. Страшно увидеть отвращение в любимых глазах. Страшно самой посмотреть на него и спокойно заявить, что ни о чем не жалею.  Но, как бы мне не было страшно, я должна сделать это. Мне просто необходимо убедиться, что он забыл меня…

Всадница в темном плаще быстро скакала по пыльной дороге, направляясь к большому городу. Ее лицо было не различимо под широкополой шляпой. Она напоминала тень, безмолвную и молниеносную. Кинув пару монет стражникам, она попросила позвать начальника охраны. Невысокий грузный мужчина не заставил себя ждать. Он неторопливо подошел к женщине, которая слегка склонила голову в приветствии и протянула ему белый конверт, посмотрев на который, начальник стражи тут же выхватил его из тонкой руки в черной перчатке и поспешил скрыться. Женщина никак не отреагировала на эту бестактность, а лишь направилась к своему любимому постоялому двору.

Когда ты счастлив, время летит незаметно, а когда тебе больно, секунды превращаются в часы. Годы пролетели как шелковый шарф, сорванный с лебединой шейки зазевавшейся красотки. И все же время не властно над такими городами, как этот. Все осталось на своих местах. Даже мой любимый постоялый двор. И название не поменяли. Еще ученицей мы ходили в «Белого кролика» пропустить по кружечке пива. Тогда мне было весело, а сейчас глаза застилают слезы. Как жаль, что ничто не вернется и, тем более, не повторится…

Белый кролик – одно из лучших заведений города, сочетающее в себе постоялый двор и таверну. Здесь можно не только снять комнату, но и вкусно поужинать, здесь всегда выступают лучшие менестрели, один из которых в настоящий момент наигрывал на своей лютне какую-то спокойную мелодию.  В зале было много народа, который увлеченно поглощал пищу, общался или просто поглощал алкоголь. Женщина, одетая в черные брюки и такую же черную рубашку, не вызывала особого удивления у постояльцев и посетителей. Хозяин постоялого двора с легкостью отнес  ее к расе ведьм и магов. Вполне возможно, что он был прав. Женщина тем временем расправилась с ужином и заказала себе дорогого вина. Потом она неспешно раскурила трубку. Судя по ее отстраненному лицу, можно было предположить, что она полностью поглощена своими мыслями.

Кто бы мог подумать, что я смогу держать себя в руках. Еще несколько дней назад я была готова на стены кидаться, а сейчас спокойна. Даже руки не дрожат. И пусть я постоянно вспоминаю прошлое. Пусть я не могу перестать думать о том, кто дорог мне более всего. Пусть я глупа, пусть несчастна, но если я буду знать, что он жив и здоров, что он забыл меня… А может он помнит? Неужели такое возможно и он не вычеркнул меня из памяти?.. Черт! И зачем надежда снова возвращается в мою душу и разрывает на куски мое и без того мертвое сердце…

Посетители были крайне удивлены, когда на пороге таверны появился начальник дворцовой стражи. Окинув дымный зал беглым взглядом, он сразу направился к столу, за которым сидела одинокая женщина. Он долго молчал, изучая ее бледное лицо. Отказавшись от вина, предложенного разносчицей, он наконец заговорил:

–        Ты совсем не изменилась, – голос его был грубоват.

–        Я – ведьма, а мы медленно стареем, – спокойно ответила женщина.

–        Зачем ты приехала?

–        Я должна была вернуться…

–        Ты уже давно никому и ничего не должна, – прошипел мужчина с какой-то странной ожесточенностью.

–        Так и есть, но я хотела узнать, как у вас дела, – ее лицо стало еще более бледным.

–        У нас? Ты о ком говоришь?

–        О тех, кого раньше называла своими друзьями.

–        Как ты заговорила! А 27 лет назад тебя совершенно не волновали наши дела. Ты растоптала нас всех, уничтожила наши жизни и стремления, а теперь просто спрашиваешь, как у нас дела. Может быть, ты еще и на прощение надеешься?

–        Меня не за что прощать, – спокойно ответила женщина, вытряхивая табак из трубки.

–        Даже так? Тогда тебе. Наверное, интересно узнать, что Эрлинг ушел из гильдии убийц и снова занимается научными изысканиями. Кстати, у него скоро свадьба. Уж извини, что тебя не пригласили… – издевательски проговорил мужчина.

–        У меня нет времени на такие мелочи. Тем более, что я услышала все, что хотела. Прощай, Уильям.

С этими словами она бросила на стол несколько золотых монет и поспешила покинуть таверну.

Что ж, теперь мне определенно понятно, что непокорную надежду все-таки лучше похоронить где-нибудь подальше от остатков моей души. Она бессмысленна. Все, чего я добилась своим появлением, это очередная волна презрения. Что ж, я была готова к этому, я знала, что меня ждет и все равно приехала. Получив очередную порцию болезненных эмоций, я в очередной раз сбегаю из родного города. Прячусь от дорогих мне людей. Правда, теперь я точно знаю, что расстояние не спасет меня от боли, от которой нет лекарства…

Та же путница, что несколько часов назад приехала в город, промчалась через ворота словно черный вихрь. После нее долго оседала пыль на дорогу, а стражник сжимал в руке очередной конверт. Странная женщина. Словно исчадье ада, невольный страх заставил охранника про себя помянуть Светлую Защитницу.

Я заставила себя успокоиться. Кому будет легче, если я снова буду заливаться слезами? Кто захочет слушать бредни уставшей ведьмы, предавшей себя саму много лет назад? Даже я сама устала от этих бесконечных внутренних монологов. Хватит. Пора устроиться на ночлег.

Была глухая ночь. Лес был наполнен звуками, и только одинокая путница, сидевшая у костра, была бесшумна и недвижима. Свет костра золотил ее бледное лицо и отражался искорками в серых глазах. Она всматривалась в пламя, как будто желая разглядеть в нем ответ на свой незаданный вопрос. Легкий шорох заставил женщину вздрогнуть и поднять голову. Перед ней стоял мужчина , одетый также во все черное. Он опустился рядом и прошептал:

–        Бригита…

–        Эрлинг, – легкая улыбка коснулась ее губ и тут же пропала.

–        Я получил письмо. Зачем ты здесь? – голос его был холоден и бесстрастен.

–        Хотела увидеть тебя…

–        Я здесь. Что еще?

–        Скажи честно… Ты меня забыл? Разлюбил? – он говорила на грани слышимости, но лицо ее было спокойно.

–        27 лет прошло, у меня другая жизнь… Мне было очень нелегко, я собирал себя и свою жизнь по кусочкам, я никогда никого ненавидел больше, чем тебя. А сейчас мне все равно. И да, я забыл тебя, разлюбил. Поверь, сейчас я тебя даже не ненавижу, ты ничто для меня. Так что я даже оставлю тебя в живых, хотя когда-то очень хотел убить, – он усмехнулся.

–        Это хорошо, – прошептала она, вставая и отворачиваясь.

–        Это просто прекрасно, Бригита! Прощай! – с этими словами он растворился в ночной темноте.

Женщина обессилено опустилась на свой плащ и прижала колени к груди. Слеза скатилась по ее пергаментно бледной щеке, а она все продолжала шептать: «Прекрасно. Все просто отлично. Я счастлива».

Я думала, что мне уже никогда не будет так больно, как раньше. Надеялась, что все уже позади и ничто не вернется, но мои прошлые деяния возвращаются ко мне снова и снова. И опять дикая боль пронзает сердце, опять нестерпимо хочется умереть, но я уже давно продала свою жизнь, оставив себе в вечное пользование лишь тот маленький истерзанный клочок эфемерной материи, который когда-то был душой. Он забыл. А ведь я до сих пор помню, какой обжигающей была его кровь на моих руках, каким мертвым был остекленевший взгляд родных глаз, как ужас сковывал тело, а безысходность перекрывала кислород. Было бы глупо, если бы эти его воспоминания сохранили. Теперь только я помню, только я стала вечной хранительницей боли. Я отдала свою любовь, жизнь и душу на растерзании древнему богу только ради того, чтобы Эрлинг был счастлив. Он счастлив, а мне остается вечная боль. Что ж, значит такова моя судьба, которую я выбрала. Ни тогда, ни сейчас я не желаю ему другой судьбы. Он будет жить вопреки всем предсказаниям, вопреки судьбе… А я буду страдать ради него… Для него…

–        Уилл! Уилл! Она купила земли и замок барона Грея! Уилл! Она опять нас уничтожит! – кричала молодая женщина, размахивая письмом перед лицом начальника дворцовой стражи.

–        Кати, успокойся, – он оторвался от бумаг, – Кто она? О чем ты вообще говоришь?

–        Бригита! Это она! – девушка раздосадовано кинула письмо на его рабочий стол.

–        С чего ты взяла, что это она?

–        А ты знаешь много женщин с именем Бригита Дойл? – издевательски спросила Кати.

–        Леди Кэтрин, возьми себя в руки. Она купила земли лишь с тем, чтобы жить! Дойл – одна из самых могущественных ведьм и она могла бы уничтожить нас давно, но, как видишь, мы живы, – спокойно ответил Уильям.

–        Да, ты еще скажи, что ту квартиру, которую она обманом отобрала у тебя, она же сама и вернула! Как благородно!

Девушка выбежала из кабинета. А на Уильяма накатила странная волна апатии. Действительно, через три года после того, как Бригита продала квартиру Уильяма, в которой жила лишь по позволению друга, на пороге появился поверенный, утверждающий, что владельцем квартиры по-прежнему является Сэр Уильям. Это было странно…  Зачем возвращать собственность, если ты такая скотина, ни во что не ставящая своих друзей?.. Раскаяние? Мало вероятно… Но что-то в этом есть… Что-то не клеится в этой истории… Начальник дворцовой стражи задумчиво рассматривал потолок своего кабинета.

Зачем мне земли, деньги, власть? Мне не зачем хранить свою физическую оболочку в цветущем виде, потому что все равно внутри ничего нет. Я живу по инерции уже 30 лет, а это немалый срок. Я расплатилась сполна, но меня больше не вернуть, теперь я – лишь тень меня прежней. О том, что я живу, мне изредка напоминает лишь тупая боль в груди. Меня нет. Только призрак былой души не перестает терзать мое бренное тело. Меня боятся. Люди сторонятся, когда я прохожу мимо. В их глазах я читаю лишь страх. Для них я – исчадье ада, страшная ведьма. Что ж пусть будет так. Вон они. Все там, в полях. Собирают урожай. Сенокос. Я теперь баронесса. А люди меня боятся. С донжона мне отлично видны их сгорбленные маленькие фигурки, несчадно поливаемые полуденным солнцем. Они собирают урожай, как, впрочем, и я. Мы все пожинаем плоды своих деяний…

Женщина в черном одеянии стояла на самой высокой башне замка. Ее светлые волосы развевались на ветру, а серые глаза увлеченно следили за крестьянами, собиравшими урожай на полях.

–        Бригита, жемчужина моя, отчего ты опять так задумчива? Уж не хочешь ли ты кинуться вниз с этой высокой башни? Помни, что ты задолжала мне свою жизнь и так просто не погибнешь, – глубокий хриплый голос, вывел женщину из задумчивости.

–        Дамон, ты никогда не оставишь меня? Да? – она откинула волосы с лица и спокойно посмотрела в лицо нежданного гостя.

–        Девочка моя, не грусти, – он дотронулся кончиками пальцев до ее бледной щеки, – Не так уж я и плох.

–        Чего ты хочешь?

–        Не поверишь, но я хочу вернуться в этот мир, хочу, чтобы мне поклонялись как прежде, – заулыбался он.

–        Вот как… А при чем здесь я?

–        Ты? Ты – мой дар Создателя, как же я могу сделать такой шаг без твоего участия?

–        Кто ты такой, чтобы рассуждать о Создателе? – Бригита продолжала изучать красивое лицо темноволосого мужчины.

–        Я – Бог, пусть и почти забытый, но Бог, тебе ли не знать об этом, милая?

–        Я знаю достаточно о тебе. Ты способен лишь на разрушение. Ты собираешь лишь чужую боль. Это твое предназначение. За 30 лет это стало кристально ясно.

–        Что ты! Это далеко не все, я еще собираю души, которыми питаюсь! Знаешь ли ты, как сладки людские души, как приятны на вкус страдания и горечь. Меня зовут Темным Странником, и я хочу вернуться в этот мир.

–        Зачем тебе я?

–        Мне нужен наместник. Ты будешь приводить ко мне прихожан, ты будешь строить храмы для меня. Ты станешь моей избранницей, ведь это ты вернула меня из небытия, ты заставила меня ощутить вкус жизни. Теперь я хочу вернуть жизнь тебе.

–        Нет, это не жизнь ты пробовал, ты питался моими страданиями, моей болью. Ты радовался несчастьям моих друзей, ты уничтожал меня день за днем и теперь ты говоришь, что хочешь вернуть мне мою жизнь?..

–        Да, так оно и есть! По-моему все просто, соглашайся! Маленькая цель в твоем бесцельном существовании не повредит. Скажи «ДА», и я сделаю для тебя все. Я уничтожу любого на твоем пути. Я подарю тебе жизнь, новую и красивую. Яркую.

–        Да… – выдохнула она и безвольно опустилась на горячие камни смотровой площадки, – Да, – прошептала она в пустоту. Собеседника уже не было.

Кто я теперь? Зло во плоти? Осталось ли во мне что-то от человека? Почему боль не проходит? Что ж, он обещал дать мне новую жизнь, а не избавить от боли. В этом он весь. Дамон. Древний бог, который когда-то спас жизнь единственному человеку, которого я любила и люблю по сей день. В обмен на самую дорогую жизнь я отдала свою боль, боль своих друзей и боль Эрлинга. Теперь у меня нет ничего, кроме обещаний Дамона. По его указке когда-то я уничтожала жизни своих близких, убивала, сеяла зло, а теперь я доверяюсь ему же. Впрочем, теперь у меня нет никого, кроме Дамона. Никого. Только древний бог боли может скрасить мое одиночество и на время заменить боль злобой. Каково это испытывать отвращение к самой себе? Теперь нет пути назад, очередное обещание дано, даже осколки моей души больше не будут принадлежать мне никогда…

–        Леди Бригита! Счастлив вас видеть в нашем скромном храме. Каковы будут ваши пожелания? – жрец в темной рясе помог женщине в черном плаще спуститься с лошади.

–        Кастос, я тоже рада вас видеть. Каково положение дел? – она откинула капюшон с лица, и ее бледное лицо озарилось солнечным светом.

–        Прихожане узнали про ваш приезд и с самого утра выстроились в очередь, чтобы получить благословение и искупление.

–        Хорошо. Я приму их.

–        Темный Странник не оставит нас, – жрец молитвенно склонил голову.

–        Так оно и есть, – кивнула женщина.

–        Вы хотите помолиться нашему богу?

–        Мне не нужны молитвы, он и так общается со мной вполне вразумительно, – Бригита уверенно направилась к храму.

Молиться? Я никогда не стану молиться Дамону, этого он не заслужил. Сколько храмов я построила за прошедшие пять лет, сколько душ привела ему, сколько еще человеческих жизней я положу на его алтарь?.. Много. Я не могу остановиться. Теперь, когда у меня есть жалкое подобие жизни, настоящей жизни, движения, я не смогу остановить и буду приносить ему все, что он просит. На этом пути я смогу спасти хотя бы несколько невинных душ, и это будет моей величайшей заслугой.

–        Мамочка? – звенел детский голосок.

–        Алиссия, кто привел тебя сюда? – спокойно спросила Бригита, восседающая на массивном троне в одном их храмов Темного Странника.

–        Папочка сказал, что у тебя происходит что-то интересненькое, – заулыбалось белокурое создание в небесно-голубом платье.

–        Милая, у меня здесь нет ничего интересного. Ступай к жрецу Кастосу. Он расскажет тебе интересные легенды и сказания, а я пока завершу свои дела, – спокойно ответила женщина, а девочка лишь кивнула и убежала в алтарную часть языческого храма.

–        Зачем ты привел ее? – спросила женщина у пустоты.

–        А что? Разве ты спасла ее для того, чтобы заточить в своем замке? – Дамон присел рядом с Бригитой.

–        Нет, но это ребенок…

–        Это всего лишь живое существо и ей нужен простор!

–        Она не помнит свою родную мать и то, как с ними поступили глупые люди…

–        Вот и хорошо! Сомневаюсь, чтобы ей пошли на пользу воспоминания о том, как ее забили до смерти камнями, как сожгли ее мать и как ты, моя жемчужина, бросилась спасать несчастное дитя. И все равно пусть она увидит жизнь, такой какова она есть! – Дамон исчез так же быстро как и появился.

Маленькое чудо, которое мне посчастливилось отвоевать у судьбы, – это Алиссия. Белокурая девочка четырех лет отроду, она зовет меня мамой. И в те короткие минуты радости я понимаю, что все еще могу чувствовать как прежде. Могу любить. Я еще жива и пусть у меня нет настоящей жизни, но я жива. Дамон прав, девочке нужно увидеть жизнь, так пусть смотрит. Все равно в скором времени для нее будут ясны все тайны мироздания… Очень скоро…

–        Леди Бригита, эти люди, что живут в ваших землях, они не просто верят в Темного Странника, они поклоняются ему, но свои жизни они вверяют Вам, – тихо вещал седовласый старец.

–        Костас, что ты имеешь в виду? – Бригита откинула голову на спинку большого трона.

–        Уже давно мы перестали быть людьми. Странник сказал, что Создатель и родной мир отказались от нас, отвергли. И так оно и есть. Мы другие. Я уже сообщал Вам о том, что в ваших владениях появляются люди из других миров, такие отверженные…

–        Проклятые… как и я… – прошептала женщина.

–        Они не прокляты, жемчужина моя, они закляты… – прозвучал голос Странника.

–        Милорд, – старец опустился на колени.

–        Встань, Костас, нет чести в том, что мудрец преклоняется перед кем-то, пусть даже я бог.

–        Вы вернули мне жизнь, милорд, – Костас медленно поднялся.

–        Дамон, что делать с этими людьми? – отрешенно спросила Бригита, наблюдавшая за верховным жрецом.

–        Правь ими. Они твои. Я уже позаботился об их безопасности. Теперь твои земли не досягаемы и не видны для обычных людей. Отныне и вовеки веков твоя земля заклята от чужих глаз. Наслаждайся, – Дамон шутливо поклонился и растворился в воздухе. Женщина никак не отреагировала на это заявление. Лишь старец позволил себе нарушить тишину:

–        Леди Бригита, вас дожидаются просители. Вы примите их сегодня?

–        Конечно, Костас. Приму. Ведь только чужая боль позволяет мне забыть о своей, -слабо улыбнулась женщина.

Уже через несколько минут большой зал храма Темного Странника был полон просителей, жаждущих отдать свою боль древнему божеству, получить благословение или прощение. Длинная очередь тянулась к трону наместницы темного божества. Каждый из них подходил к ней и изливал свои переживания и страдания. Бригита молча слушала их. Ее лицо оставалось спокойным. Холодный взгляд блуждал по лицам прихожан. Вот к ней подошел грузный мужчина, который долго жаловался на несправедливость своей жизни, он просил и умолял ее избавить от страданий его семью. Наконец Бригита подняла руку, остановив излияния просителя:

–        Ты лжешь, – холодно сказала наместница.

–        Ч-что?

–        Ты лжешь. В тебе нет боли. Ты убивал, унижал, уничтожал и приноси боль другим, но сам не страдал. Ты предаешь свою семью, а не спасаешь, – тихо проговорила она.

–        Вы… Вы не знаете…

–        Знаю. Я многое знаю. А теперь еще я ясно вижу, что ты лжешь, и ложь твоя не самый большой грех, но ты получишь то, что заслужил. Ты решил обмануть Темного Странника и ты получишь за это награду, достойную твоего подвига, – с этими словами она положила руки на его плечи. Мужчина медленно упал на каменный пол, а Бригита,  как ни в чем не бывало, села на свой трон.

–        Нет! – к телу недавнего просителя выбежала девушка.

–        Он лгал, – спокойно проговорила наместница.

–        А ты убила его! – закричала девушка. В мгновение ока она поднялась и бросилась к наместнице. В тонкой девичьей руке блеснул кинжал. Прихожане замерли, следя за наместницей. Рукоять кинжала уже торчала из ее груди. Прошло немного времени, наместница оставалась недвижима. Медленно он подняла руку и достала клинок из своей плоти.

–        Никогда не совершай поступков, за которые можешь поплатиться жизнью, – холодно произнесла наместница. Девушка молчала, только кровавое пятно расплывалось на платье.

–        Сейчас ты умираешь от той раны, которую нанесла мне, – наместница резко поднялась со своего трона, – Меня нельзя убить, ибо моя жизнь уже давно принадлежит Темному Страннику. Теперь лишь запомните, что Темный Странник больше никогда не будет покровительствовать людям. Отныне вы будете искать других богов, которые смогут унять вашу боль.

С этими словами женщина покинула главный зал храма. А люди лишь ошарашено смотрели на два мертвых тела на полу.

Чудовище. Так меня зовут люди. Так я сама себя называю. Теперь даже убив несколько человек, я остаюсь спокойна. Меня не тревожат чужие страдания. Мне уже плевать на весь мир. Кроме тех людей, что живут в моих землях. Я устала жить своей болью, но не могу пережить ее, оставить позади. Она навсегда со мной…

–        Леди Бригита, вас желает увидеть лорд Эрлинг, – почтительно произнес Костас.

–        Хорошо, – наместница темного бога кивнула.

–        Приветствую тебя, – через несколько минут знакомый голос вырвал женщину из раздумий.

–        Ты никогда не любил показных визитов, Эрлинг. Зачем ты здесь?

–        Хм, а когда-то я задавал тебе тот же вопрос. Я пришел спросить, зачем ты творишь столько зла, зачем уничтожаешь людей, кому ты мстишь?

–        Люди сами себя уничтожают, а я лишь караю отъявленных негодяев, – холодно ответила Бригита.

–        Ты даже не понимаешь, что творишь! – выкрикнул мужчина, – Сегодня ты убила двоих прямо в храме. Что будет дальше? Подумай, во что ты превратилась! Ты –тварь! И ты не имеешь права га жизнь. Надеюсь, когда-нибудь твой бог тебя покарает! – мужчина говорил сбивчиво и громко.

–        Я передам ему твои слова, – последовал безразличный ответ.

–        Если надо, я сам с ним поговорю! – Эрлинг выбежал из храма, а Бригита лишь смотрела ему вслед. Слезы струились по ее щекам, а она молчала. Ни звука. И только темный силуэт внимательно наблюдал за ее безмолвным горем.

Он уничтожил меня. Не ради этих слов терпела и жила. Не для того, чтобы быть проклятой тем, ради которого страдала все эти годы. Я была готова к его ненависти, я была готова к его боли, но не к его проклятьям на мою голову. Я заслужила многое, но не это. Неужели Эрлинг не понимает, что все это сделано для него одного. Что он живет только благодаря моей боли. И, видимо, все мои страдания никто не заметил. Никто, кроме Дамона. Он единственный знает, что я проживаю каждый день. А для остальных я – чудовище. Что ж, да будет так…

Эрлинг остановился на ночь в небольшом придорожном трактире. Отказавшись от ужина он сразу направился в отведенный ему номер. Закрыв за собой дверь, он замер. В комнате кто-то был. Темная тень направилась к нему. Тусклый свет свечи не позволял разглядеть лица незваного гостя. Только хрипловатый его голос показался Эрлингу знакомым.

–        Ты уничтожил последнюю ее надежду, – тихо произнес незнакомец, – И ты заслуживаешь наказания.

–        Надо же, – издевательски протянул мужчина, – Сам Темный Странник почтил меня своим визитом. Наконец-то мы встретились.

–        Не обольщайся, мы уже встречались. Ты – причина страданий моей наместницы, и это именно ты подарил мне ее. Я накажу тебя, а наказанием твоим станет знание.

Мужчина упал на колени, его сознание заполнили образы прошлого, а Темный Странник тихо продолжал свой рассказ.

–        Ты обладал величайшей драгоценностью. Бригитой. И она была тем светом, что вел тебя по жизни и оберегал. Однажды случилось так, что тебя убили у нее на глазах. И горе ее было столь велико, что она не могла жить без тебя. Тогда она стала молить всех известных ей богов, но они не слышали ее. Она обратилась к Создателю, а он отвергнул ее просьбу, он отказался от нее. А твоя кровь по прежнему струилась по ее рукам, она заглядывала в твои невидящие глаза, и рыдания сдавливали ее горло. Никто из высших сил не слышал ее. Никто. Кроме меня. Я услышал ее нежный голос, ее боль. Тогда я был плчти забыт и слаб, но я пришел к ней и предложил сделку. Она должна была отдать мне свою боль и боль всех близких ей людей, а я должен был вернуть тебе жизнь. Не колеблясь, она подписала себе приговор. И вот ты жив. Она была вынуждена предавать своих друзей, топтать свои и твои чувства, питая меня энергией и возвращая к жизни. И вот ты живешь, женишься, у тебя появляются дети, а она страдает. Ее слезы, словно необыкновенные кристаллы, блестели на ее пергаментной коже каждый день. День за днем она все больше и больше превращалась в тень себя прежней. И вот она решает вернуться и узнать, забыл ли ты ее. А спустя еще десятилетие ты появляешься и заявляешь, что проклинаешь ее…

Эрлинг прислонился спиной к стене и тяжело дышал. Темный странник не ждал ответа. Он лишь наблюдал за страданиями очередной жертвы.

–        Зачем? – хрипло прошептал Эрлинг.

–        Ты должен знать, что единственное, что было стоящего в твоей жизни – это Бригита, которая не остановилась ни перед чем на пути к твоему счастью. Она – чистейшая жемчужина. Она – великое  счастье, которое ты не смог оценить. Теперь ты знаешь это доподлинно. Ну, и на последок, я скажу тебе, что она всегда любила и будет любить тебя, – с этими словами Темный Странник исчез, оставив мужчину корчиться на полу.

Что мне теперь осталось? Что? Кому я нужна? Думала ли я, что может быть еще больнее, чем раньше? Нет, это мне казалось невозможным. Теперь мне хочется лишь умереть, но я прекрасно знаю, что это невозможно. Моя жизнь уже давно не принадлежит мне. У меня нет ничего своего, кроме людей которые живут в моих землях. Только они знают, как выглядит гримаса боли в моих глазах. Радуйся, Дамон, теперь мне еще больнее, теперь ты получаешь еще один кусочек моей души. Ликуй, Темный Бог, я разрушила себя изнутри!.. Теперь ты можешь танцевать на осколках моей души, Дамон…

–        Танцуй, моя наместница! – хрипло прокричал Темный Наместник, появляясь рядом с женщиной в темном одеянии.

–        Уже давно не танцую, Дамон, – тихо ответила она.

–        Ты должна ликовать! Создатель отрекся от твоих людей, теперь они принадлежат только тебе! – прокричал он.

–        Это лучшая новость за сегодня, – прошептала она.

–        Жемчужина моя, скажи, что я должен для тебя сделать?

–        Хочу умереть, – прошептала Бригита.

–        Это твое единственное желание?

–        Да.

–        Хорошо. Тогда я должен заметить, что если ты погибнешь, то погибнут все те люди, которые живут в твоих землях. Алиссия канет в бездну. Они все погибнут вместе с тобой. Ты готова пойти на это?

–        Дай мне время.

–        Это еще не все. Ты можешь отказаться от них. Они будут жить. Но и ты не умрешь. Скажи, какую жизнь ты хочешь. Я все для тебя сделаю! – он опустился на колени перед ней и опустил голову.

–        Ты предлагаешь мне выбрать между моей жизнью, смертью и тобой?

–        Да, жемчужина моя, да! Прошу тебя, не жажди смерти, в ней нет спасения…

Смерть. Мечтаю о смерти. И одновременно понимаю, что от меня зависит слишком много жизней, которые я не смогу бросить на произвол судьбы. Дамон это прекрасно знает, поэтому он и делает мне такие предложения. В любом случае он окажется в выигрыше. А у меня не останется ничего, кроме очередной порции боли…

–        Зачем мы здесь? – Бригита повернула свое бледное лицо к Темному Страннику.

–        Это праздник и нас пригласили, – улыбнулся он, – К тому же Алиссия давно хотела праздника.

–        Она счастлива, – Бригита проследила за резвящейся ребятней на лужайке замка.

–        Так и есть.

–        Я должна прогуляться. Мне душно.

–        Если решишь не возвращаться, имей совесть не сообщать мне об этом, – с этими словами Дамон растворился в толпе.

Бригита скрылась в тенистом парке. Постаравшись отделиться от отдыхающих, она опустилась на каменную скамью, скрытую от глаз посторонних густыми зарослями шиповника. Она смотрела на колкие кусты. Ее бледное лицо, как и всегда, было лишено даже тени эмоций или чувств.

–        Бригита, – знакомый голос не воспроизвел на нее никакого впечатления.

–        Эрлинг, неужели эта наша встреча случайность? – равнодушный монотонный голос.

–        Я искал тебя.

–        Зачем?

–         Хочу надеяться, что когда-нибудь ты поймешь меня… Я не мог простить тебя. Даже сейчас, зная, что ты делала все это только для меня, я бы предпочел остаться мертвым.

–        Как ты уже успел заметить, я не спрашивала твоего мнения. Все, что я когда-либо делала, я делала по велению сердца. Теперь этого сердца больше нет. Тебе не о чем волноваться. Вряд ли я стану спасать тебя во второй раз… Мне больше нечего предложить Темному Страннику… – с этими словами она встала.

–        Бригита, я не знаю, что мне теперь делать. Мое сердце всегда принадлежало тебе, что бы я ни говорил, моя любовь жива. Знаю, что и живу я только благодаря твоим страданиям, твоей боли и твоим несчастьям… Что я должен сделать, чтобы доказать, что твои жертвы не напрасны? Что?..

–         Живи, Эрлинг, просто живи. Тогда я точно буду знать, что не ошиблась в своем решении. Большего мне от тебя не надо.

–        А ты? Что останется тебе?

–        У меня есть свои обязательства.

Устала. Как же я устала. Каких титанических усилий стоит оставаться холодной и отрешенной, когда тот, ради кого я принесла всю себя в жертву, говорит, что по-прежнему любит. Время не на моей стороне. Больше я не могу распоряжаться своей судьбой и жизнью. А это больно. В очередной раз больно. Я знаю, что уже ничто не будет как прежде. Моим единственным спутником становятся воспоминания. Но и они имеют отвратительное свойство тускнеть под многовековой пылью времени. Неужели когда-нибудь я лишусь моего последнего счастья? Счастья помнить, помнить, что когда-то я могла распоряжаться своими чувствами, жизнью и свободой. Дамон, пощади меня! Оставь мне хотя бы воспоминания! Я готова неотступно следовать за тобой. Я готова нести бремя власти над людьми, которые так же несчастны, как и я. Но я не готова забыть те крошечные мгновения счастья, что были дарованы мне когда-то…

–          Ты вернулась? – Дамон возник перед Бригитой, сидящей на траве и наблюдающей за детьми.

–        А разве могло быть иначе?

–         Тебе виднее…

–         Что теперь будет со мной? С Алиссией? Со всеми, кто подчиняется мне?

–        Ничего. Вы будете жить, как жили прежде. Вы все живы. Это главное.

–        Я устала.

–        Тогда выбери себе преемницу, пусть у Заклятых будет новая Королева, такая же прекрасная как и ты…

Эпилог

–        Бригита, зачем ты показываешь мне эту историю? – вопрошала молодая девушка, всматриваясь в пустоту.

–        Лея, ты должна знать, что ты отдаешь в обмен на жизни тысяч прекрасных созданий, таких же прекрасных, как и ты, – отвечал ей бесплотный голос.

–        Что теперь?

–        Теперь ты выйдешь к ним и отдашь свой первый приказ, которого они не смогут ослушаться, а потом ты будешь править ими, так же как это делали твои предшественницы.

–        Я должна идти, – девушка опустила вуаль на лицо и тяжело поднялась с трона.

Красная ковровая дорожка вывела ее прямиком на балкон, под которым собрались все те, кто когда-то давно были представителями рода человеческого и кто отдал свою боль в обмен на новую жизнь.

Девушка подошла вплотную к перилам и произнесла:

–        Внемлите мне! Я – Леатриче Танственная, Королева Заклятых!

Ответом ей послужил лишь безмолвный гул мысленных голосов. Клятва принята. Обратной дороги нет.