Рассказ “Пернатые и Рогатые”

С.М. Анхель

Пернатые и Рогатые

– Димка, я так рада, что ты, наконец, согласился съездить в мой родной город! – тараторила молодая девушка, неотрывно следя за глазами своего любимого мужа,- он без устали смотрел в окно.
– Ир, ну, как я мог тебе отказать, ведь я люблю тебя, – спокойно сообщил он, даже не посмотрев на жену.
Глаза Ирины наполнились слезами, и она вышла в тамбур покурить. В ее жизни не осталось ничего, только этот поезд, приближающий ее к прошлому, где она была счастлива. С таким отношением мужа Ира уже давно свыклась, ведь они уже 6 лет как женаты. За это время молодая девушка смогла познать все прелести безбедной и несчастной жизни. Самое отвратительное, что она не могла заставить себя перестать любить Дмитрия. Она любила, любит и будет любить его. Иногда ей становилось страшно от того, что она могла полюбить человека, которому совершенно не нужна. Что она видела в жизни? Да, ничего!.. Когда она встретила Дмитрия, поняла, что это судьба. Ира не стала противиться и вышла замуж. Первые полгода все было просто великолепно, а потом началось все это. Дима перестал замечать жену. Она стала для него красивым дополнением в жизни. Иногда он листал документы, Ира приносила ему кофе, а он автоматически повторял одну и ту же фразу. “Милая, я так люблю тебя”. Ира кивала и уходила, глотая слезы.
Она кляла себя за слабость. Ира не могла уйти от него, потому что вдалеке от этих родных, пусть и холодных глаз, она не могла прожить и дня. Ни дня без света его прекрасной улыбки…

– Здравствуй, дорогая Вивьен! Ты выглядишь превосходно! – галантно сообщил молодой человек, садясь напротив прекрасной женщины, которая даже не посмотрела в его сторону, но за комплимент поблагодарила:
– Спасибо, Дориан.
– Тебе уже сообщили, что бородач поспорил с Ортаном, а нам предстоит вернуться к людской жизни?
– Да, я осведомлена, придется пройти маленький тест, чтобы вы, пернатые братья, убедились, что нет ничего ни темного, ни светлого, это люди придумали нас такими, – она загадочно улыбнулась и полезла за сигаретой.
– Моя милая Вивьен, этот маленький эксперимент как раз и должен показать, кто из нас прав, а кто нет, – с нежной улыбкой сообщил Дориан.
– Мой дорогой друг, я слишком стара для экзаменов, – она закурила и посмотрела в окно. Дориан промедлил с ответом, изучая прекрасные черты лица девушки. Вивьен была молода, несколько побита жизнью, но от этого не менее прекрасна. Длинные темные волосы с красноватыми прядями, заплетенные во множество мелких косичек, прекрасно сочетались со странным выражением глаз и злостной усмешкой. При всем этом злобном выражении лица она была прекрасна, и Дориан не мог оторвать взгляд от нее.
– Все уже решено, – он бросил на нее очередной зачарованный взгляд и вышел из ресторана.

Ирина смотрела в окно и удивлялась, почему многие не любят дождь. Это же так красиво, как будто небо уподобляется людям и плачет. Иногда небеса неистовствуют и в отзвуках грома слышатся сдавленные рыдания, а иногда летний дождь кажется слезами радости.
Сегодняшняя гроза как нельзя хорошо отражала чувства, переполнявшие девушку. Она сидела на кухне просторной квартиры мужа в своем родном городе. Перед ней стояла чашка остывшего кофе, а в пепельнице медленно тлела сигарета. Сил плакать больше не осталось. За окном бушевала гроза, а Ире казалось, что это ее собственные слезы стекают по стеклу. Она не могла понять лишь одного – почему всегда из предлагаемых вариантов она выбирает заведомо ложный. Никогда она не прислушивалась к мнению окружающих, только делала свои ошибки и тупо шла прямо.
Сейчас даже трудно сказать, что ее раздражает больше – то, что муж ей изменяет, или то, что она похоронила себя под грудой собственных ошибок.
Иногда ей хотелось убить его, а иногда – умереть самой. Она быстро затушила сигарету, выбежала из кухни, схватила ветровку и замерла на месте перед входной дверью. Ира уже не знала, кого любит, и не знала, кому верит. Да, и вообще не понимала, что с ней происходит. Она опрометью выбежала из квартиры, даже не подумав запереть дверь.
Улица встретила ее проливным дождем, который даже не собирался затихать. Она шла по знакомым с детства улицам. По лицу текли теплые струи дождевой воды. Казалось, вода была такой же соленой как и слезы. Ноги сами привели Иру к крепостной стене. Не долго думая, она зашла в одну из башен, которая была пристанищем местной беззаботной молодежи. Поднявшись по узкой винтовой лестнице, Ира оказалась на самой верхней площадке, откуда открывался прекрасный вид на ее любимый город.

Вивьен не любила глупых исследований, а к экзаменам и тестам относилась весьма скептически. В ее жизни не было места научному подходу и теории. Она верила лишь в могучую силу опыта, заработанного на собственных ошибках. В ее жизни было очень много ошибок, но все они в итоге становились крупицами опыта.
Вот и сейчас, после разговора с этим пернатым Дорианом, Вивьен видела очередную ошибку, которую уже почти совершила. Оставалось только утвердиться в своем мнении. Поэтому она решила посетить начальство. Разговор с Ортаном никакой ясности в дело не внес, но зато сразу стало ясно, что избежать пресловутого тестирования не удастся.
И вот теперь Вивьен сидела в своем кабинете и смотрела в окно. Она уже давно научилась не страдать от безделья, занимая себя какими-нибудь бесполезными мыслями. Например, сейчас она думала о том, как бы могла сложиться ее жизнь, если бы была возможность жить среди людей. Кем бы она была? Кого любила? О чем бы думала? Жизнь демона не легка, но быть человеком, наверное, еще сложнее. Интересно, а что бы сказала Вивьен-человек, наблюдая за грозой, как это сейчас делала Вивьен-демон? Трудно сказать, ведь Вивьен мало переживает за экологию и живописность. Ей наплевать на всех и вся. Вряд ли когда-либо она сможет ощутить сильные человеческие чувства, а не отголоски давно пережитых эмоций.
Она всмотрелась в темное небо, попеременно озаряемое молниями, вслушалась в раскаты грома. Ничего. Ровным счетом ничего, а ведь про грозу пишут стихи, рассказы и книги…

Ирина стояла на самом краю площадки башни. Вода текла по ее лицу. Одежда стала мокрой, а она просто стояла и думала. Хотя, это даже мыслями трудно назвать, просто отголоски давно забытых чувств. Ира даже представить себе не могла, что свободу можно потерять даже в том мире, где ни в чем не ограничивают. Только на самой верхней площадке башни, стоя на краю под проливным дождем, она поняла, что такое свобода. В мире нет и не будет слов, которые могли бы описать это состояние. Свобода – это и тишина, и душевное спокойствие, и буря эмоций одновременно. Это понятие не подвластно ни грозе, ни человеку, ни жизни, ни смерти, ни времени. Оно так же вечно, как и все миры и планеты, где живут живые и неживые создания.
В мире нет существа, способного запретить свободу, но от нее всегда можно отказаться по чьей-либо воле или по воле случая. И вот именно теперь это осознала Ира. Именно от этого осознания ей стало страшно. Послышались раскаты грома, блеснула молния.
Неужели, если этот дождь закончится, с ним улетучится и ее свобода? Это возможно?
В этих мирах возможно все. И в то же время над любыми событиями можно властвовать, пусть и недолгий срок. Ира не могла упустить такой шанс.
Она должна стать свободной навсегда. Она не имеет права отдавать свою свободу. В тот момент она была в одном шаге от того, чего ей всю жизнь не хватало. В одном шаге от свободы…
Не успев даже окончить мысль, она преодолела это ничтожно малое расстояние.

Вивьен промокла насквозь. Наверное, она должна была замерзнуть, но демоны в большинстве своем не чувствуют холода. Она лежала на земле в каком-то овраге, но, кроме безрадостного пейзажа мокрой и мало знакомой местности, она мало что смогла увидеть.
Казалось, что вокруг было абсолютно тихо. Уголком сознания Вивьен понимала, что это не так, но окружавший ее шум бушующей стихии очень быстро слился с шумом в голове.
Наконец до нее дошло, что она не может пошевелиться. Ее бренное тело отчаянно отказывалось слушать сигналы мозга. Наверное, ей должно было бы быть больно, но демоны в большинстве своем не ощущают боли.
Наконец, совладав с собой, она смогла подняться. Оказалось, что ее несчастные косточки были основательно и многократно сломаны. Пытаясь не потерять равновесие, она методично вправляла переломы один за другим. Разобравшись с физическими недостатками, Вивьен решила разобраться и с психодушевными недугами. В настоящий момент в ее голове царил абсолютный хаос – даже имя собственное вспоминалось с трудом. Она как заклинание твердила “Вивьен Айрон”. В конце концов, из хаоса воспоминаний всплыли наиболее важные и нужные, остальной мусор был с легкостью отметен.
Оказавшись в относительно знакомом городе и приблизительно осознав, что с ней произошло, Вивьен наметила план действий…

В этот вечер Дмитрий не стал долго прохлаждаться в теплых объятьях своей молодой любовницы. Еще когда они с женой ехали в поезде, он заметил, что Ира находится на грани срыва. Она то и дело плакала. Да, и вообще, надо показать ее психологу – не дело, чтобы у такого благополучного бизнесмена была жена-истеричка. Как раз с этими мыслями он и пришел домой, но вот Ирины там не было.
Уж не завела ли она себе любовника? Нет, ну, что за ерунда! Это же Ира! И, тем не менее, уже перевалило за полночь, а ее все не было. Дмитрий взял со стола газету и отправился в кабинет читать. Около двух часов ночи соизволила появиться Ирина. Она представляла собой страшную картину. На смену ухоженной леди появилась грязное бомжеватого вида чудище. Она была одета в мокрую грязную куртку, джинсы и когда-то модный топ от известного модельера. Ее прежде прекрасные волосы превратились в длинные черные косички с красными прядями, все это убожество было основательно сдобрено грязью. На секунду Дмитрию показалось, что местами на коже и лице девушки заметны темные пятна крови, но он не стал ее разглядывать, а просто ушел в кабинет, не забыв громко хлопнуть дверью, – скандал он еще успеет закатить.
Ира тихо прошла за ним. Дмитрий сидел за столом, пытаясь сосредоточится на газете, но ему так и хотелось хорошенько проучить эту идиотку. Он был так увлечен своим медленно кипевшим гневом, что даже не заметил, как Ира подошла совсем близко к нему и встала за спиной.
Внезапно он ощутил резкую боль…

Отмывшись от грязи и переодевшись в чистые джинсы и рубашку, Вивьен почувствовала себя заново рожденной. Она вальяжно развалилась в мягком кресле и закурила.
Теперь она уже абсолютно свободна и спокойна. Докурив, она затушила сигарету о дорогой ковер и пнула мыском мягкой спортивной туфли тело, лежащее у нее в ногах.
– Эй, пернатый, вставай!
Мужчина сел и удивленно уставился на Вивьен, поднеся руки к окровавленному горлу.
– Вивьен… – прошептал он.
– Привет, Дориан, – ответила она спокойно.
– Что?..
– Твой, вернее наш, экзамен сдан на отлично.

– Ну, доволен? – тихо поинтересовалась Вивьен.
– Да, ты просто великолепна, – Ортан с интересом рассматривал бледное лицо девушки, не тронутое даже тенью каких-нибудь эмоций.
– Я знаю… Только одно. Я буквально недавно поняла одну очень важную вещь.
– Какую?
– Во вселенной нет ни черного, ни белого. Есть только бесцветная безграничная масса, из которой можно слепить все, что угодно – хоть пернатого ангела, хоть рогатого демона, – с этими словами демоница покинула кабинет Ортана и растворилась в бесконечных коридорах цитадели адской бюрократии.